"Жар-птица" Ксении Воеводской

Жизнь иногда преподносит удивительные сюрпризы. Она полна невероятных случайностей, которые, по одним только им ведомым законам, выстраиваются вдруг в совершенно четкие причинно-следственные цепочки, образующие направленные линии от таинственного прошлого к реалиям настоящего. Справедливость этого утверждения в очередной раз была доказана повествованием Ксении Воеводской, посетившей Баку, чтобы еще раз соприкоснуться с историей семьи.

Моя мама – урожденная баронесса фон дер Нонне, – рассказывает Ксения Георгиевна. – С этой фамилией тесно связана история архитектуры азербайджанской столицы. Еще в 1881 году полковник Николай Августович – прадед моей мамы – был приглашен в Баку на должность губернского инженера, а позже ему была поручена ответственная миссия – составление генерального плана города. Приятным сюрпризом для меня стал тот факт, что имя Николая фон дер Нонне широко известно в Азербайджане, благодаря сохранившимся авторским архитектурным сооружениям, в частности, здание Музея Искусств. Долгие годы застройка Баку шла под непосредственным руководством фон дер Нонне, снискавшего огромное уважение своим архитектурным и инженерным талантом. Неслучайно, что впоследствии он был назначен на должность городского головы».

– Как сложилась дальнейшая судьба членов Вашей семьи?

– Как по отцовской, так и по материнской линии мои предки являются выходцами из России, они жили в дореволюционном Петербурге. После Гражданской войны эвакуировались в Сербию. Приближение Красной Армии полностью разрушило мечты о возвращении на Родину. Мои родители обвенчались уже в Мюнхене, там же, в Баварии, родилась и я. Когда мне было 4 года, семья выехала в центр русской эмиграции – Нью- Йорк. Меня воспитывали в любви к России, хотя политические взгляды родителей были непримиримыми и к установившейся в России после революции власти они относились резко негативно. Мой отец в Кливленде организовал русскую школу. Владея несколькими иностранными языками, русский я все же считаю для себя родным. Затем я окончила Джорджтаунский Университет, получила степень магистра по международным вопросам. Специализируюсь по России, с огромным интересом отношусь к русской культуре.

– Что представляет собой современная русская аристократия в эмиграции?

– Так называемое «дворянское общество» сегодня представлено людьми моего поколения. Наша молодежь не проявляет к этому вопросу особого интереса. В основном, представители русской аристократии – это люди деятельные, в силу большого желания быть полезными и для страны проживания, и для своей исторической родины, они достаточно влиятельны и заметны в обществе. У нас до сих пор сохранилась традиция ежегодных дворянских балов, которые проводятся в Нью-Йорке, Париже или Лондоне с соблюдением ритуалов и в соответствии с некогда установившимися нормами проведения подобных мероприятий: вечерние бальные платья, украшения и т.д. Долгое время нас всех объединяла княгиня Вера Константиновна Романова – дочь Великого Князя – покровителя всех кадетских корпусов. Она возглавляла так называемые «Белые балы» – балы русских аристократов первой волны эмиграции. Княгиню любили за скромность и желание объединить всех, кому пришлось покинуть Россию. Только после распада СССР мы ощутили реальную возможность возобновления утраченных связей с Россией. И это нас бесконечно радует.

– Ваша деятельность в этом направлении достаточно значима, а позиция активна, Вам удается решать самые сложные и актуальные проблемы. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

– В 1939 году дочерью великого писателя Александрой Львовной был создан Фонд Льва Толстого. Он сблизил русскую интеллигенцию, направил ее деятельность не только на сохранение и развитие лучших традиций национальной культуры, но и на благотворительную помощь тем, кто нуждается в поддержке. С 1993 по 2003 год я выполняла обязанности Исполнительного директора Фонда. Распад Союза дал возможность сконцентрировать внимание Фонда на России. Начали с Ясной Поляны, где провели первую летнюю программу. Решили помогать, в первую очередь, старикам и детям, что соответствует толстовским принципам. В поле зрения организации оказался ряд городов: Тула, Воронеж, Нижний Новгород. Помощь медикаментами, поддержка образовательных программ, отправка талантливых детей на учебу в Америку – все это существенная часть уже реализованных проектов. В 2005 году по моей инициативе в Вашингтоне был создан Международный Культурный Фонд «Жар-птица» (Fire bird). Я являюсь президентом этой организации. Известно, что Жар-птица – это символ красоты, чудесного света, озаряющего все вокруг своим сиянием. Отсюда и название Фонда. Основная цель организации – просветительство, налаживание культурных связей, помогающих установить мосты взаимопонимания и развития культурной дипломатии. Собственно, идея создания Фонда возникла под впечатлением выступления российского президента, господина Путина, в Колумбийском университете, который в своей речи сказал о том, как важно, чтобы соотечественники, дети и внуки первой волны эмиграции, принимали участие в развитии России. Мне была предоставлена возможность личной беседы с господином Путиным (я была приглашена в Кремль на ноябрьские праздники). Беседа была непродолжительной, но обстоятельной. В результате я утвердилась в правильности решения о создании американского благотворительного фонда. Мы начали сотрудничать с Российским фондом культуры, который возглавляет Никита Михалков. Планируем съемки документального фильма о русской Аляске. Мне это очень интересно, тем более, что прадед моего мужа – Степан Воеводский – в свое время был правителем Аляски. Планируем приурочить фильм к 200-летию установления дипломатических отношений между Россией и Америкой.

– В положении о деятельности Фонда «Жар- птица» основной акцент делается на понятии благотворительности. Как реализуется на практике это направление?

– Я хочу особо подчеркнуть, что многие из организаторов Фонда – потомки первой волны русской эмиграции, сохранившие память не только о своих корнях и традициях, но и глубокую любовь к России. К сожалению, богатые люди иногда забывают об ответственности перед своей исторической Родиной, и о том, что необходимо ей помогать участием, благотворительностью, просветительскими делами и т.д. Титулы и положение в обществе ко многому обязывают. Так, по мужу я графиня, а моя свекровь по отцовской линии была последним представителем рода Перовски-Петрова-Солового, а по материнской – потомком Долгоруких. Я гордо несу свой титул, корни которого восходят к Рюрикам, много сделавшим для России. Все генеалогические линии моей семьи и семьи моего супруга, как в России, так и в эмиграции, считали делом чести оказание помощи слабым социальным группам. Такая позиция очень почетна. Что касается Фонда, то здесь работают определенные благотворительные программы, в числе которых: помощь женщинам в организации бизнеса, образовательные программы, многоплановая помощь «матери и ребенку».

– Присутствуют ли в перспективных планах Фонда «Жар-птица» вопросы, так или иначе связанные с Азербайджаном?

– Мой приезд в Баку открыл, как мне кажется, большие возможности для нашего сотрудничества. Город поразил меня неожиданной красотой: удивительным сочетанием Востока и Запада, соседством мечетей и зданий в европейском стиле, красивыми людьми, мягким климатом. Теперь я понимаю, почему мои предки поселились здесь и полюбили этот город. В настоящее время в стадии разработки находится проект, приуроченный к 100-летию возникновения оперно-балетных сезонов заграницей, которые стали триумфом русского театрального искусства и оказали огромное влияние на развитие мировой хореографии. Как известно, в 1909 году Дягилев организовал первые гастроли Русского балета в Париже, открывшие миру многие великие имена. Поэтому текущий год проходит под знаком года Дягилева. В определенный период балетмейстером труппы был Баланчин, с именем которого связано активное развитие американского балета. Получив образование в Петрограде, он переезжает в США, где открывает Школу американского kseniya voevodskayaбалета. В начале 60-х годов Баланчин со своей балетной труппой приезжает в Баку и ставит здесь 9 одноактных балетов, которые показывались в течение трех дней (по три балета за вечер!). Успех был грандиозный. В память о тех днях остались, как я узнала по приезду в Баку, фотодокументы. На одном из снимков вместе с Баланчиным и его балетной труппой запечатлена прославленная азербайджанская балерина Гамер Алмасзаде. Хочу заметить, что в жизни Гамер Алмасзаде Санкт-Петрбург сыграл огромную роль, ведь именно там молодая еще балерина оттачивала свое мастерство в классе Марии Романовой – матери блистательной Галины Улановой… Знаете ли, более внимательный экскурс в историю фактологически доказывает, что у нас гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Фонду удалось «связать» в единую линию Вашингтон–Санкт-Петербург–Баку. К примеру, немецкая семья фон дер Нонне попадает в Баку и становится частью его культуры. В Баку родился Мстислав Ростропович, линия которого ведет от Баку через Россию на Запад. Фонд «Жар-птица» при непосредственном участии президента Фонда М.Л.Ростроповича Ольги Ростропович провел в Вашингтоне цикл творческих мероприятий, посвященных памяти великого музыканта. Здесь выступили молодые музыканты из Центра Галины Вишневской, Американский Национальный симфонический оркестр и хор, с которыми Мстислав Леопольдович выступал по всему миру. Самые видные политики, конгрессмены, деятели культуры сошлись в русском посольстве, чтобы почтить память великого музыканта и человека. Тем самым в очередной раз была доказана особая сила высокого искусства. Значимым эпизодом указанного проекта стало мероприятие в Библиотеке Конгресса с участием Фонда им. Гейдара Алиева, на котором присутствовал посол Азербайджана в Америке господин Яшар Алиев. Состоявшаяся в рамках этого события презентация замечательной книги «Великий Бакинец», написанная Мехрибан ханум Алиевой, деятельность которой вызывает самое глубочайшее уважение, и красочного альбома, выпущенного к 50-летию свадьбы М.Ростроповича и Галины Вишневской, получили самый широкий резонанс. Здесь же был показан американский фильм о приезде в 1991 году в Россию Ростроповича и Вишневской. Особо хочу отметить внимание Азербайджана к личности Мстислава Леопольдовича. Ставший уже традиционным Бакинский Международный фестиваль Ростроповича привлекает большое внимание исполнителей с мировым именем и становится все более популярным на широком географическом пространстве. Таким образом, гений Ростроповича объединил Баку – Россию – Вашингтон. У меня намечена поездка в Петербург, где должны быть обговорены детали совместной постановки по Баланчину балета Стравинского «Жар-птица», который не ставился с 1945 года. Особенно приятно мне было получить предложение к участию в этом проекте от самой Сюзанн Фералл – музы Баланчина, у которой в настоящее время своя балетная труппа при Кеннеди-центре в Вашингтоне. Возможно, обстоятельства сложатся таким образом, что нам удастся привезти балет «Жар-птица» в Баку и показать это выдающееся творение азербайджанским любителям искусства. Несмотря на короткий срок пребывания в Баку, я уже вижу самые широкие перспективы для тесного сотрудничества. Только подобные связи делают нашу жизнь интересней, открывают новые возможности и надежду на лучшее завтра. И меня это радует.

a-q.az